Цветаева знакомых вся москва

30 пронзительных цитат Марины Цветаевой - khurorpapa.tk

цветаева знакомых вся москва

цитат из книг Марины Цветаевой. Знакомых и друзей - вся Москва, но ни одного кто за меня - нет, без меня! - умрет. Я никому не необходима. Так и Москва для Марины Цветаевой была поистине живым существом, всего и вся царил, конечно, отчий «волшебный» дом в Трехпрудном переулке: .. стремилась к общению, то знакомые, преимущественно литературные. В наследство от несравненной Марины Цветаевой нам Знакомых и друзей — вся Москва, но ни одного, кто за меня — нет, без меня!.

Если бы из худшей ткани могла бы быть безвкусной. И сейчас еще — цыганский присвет как привкус. Похожа —да — на мою душу сияющую. Увидев его, поняла, что всё-таки — как-то так — по-своему — на копеечку! Не удивилась — обрадовалась — повеселела.

цветаева знакомых вся москва

А то ведь — по чести? И тут я не выдерживаю. Ибо как восторг во мне сильней смущения, так жалость во мне сильнее воспитания!

  • Записные книжки 8.10

Потом сажусь на парту — он в кресло — держу его руку у щеки — что-то говорим. Я очень спокойна, чувсгво совершенно чистой совести. Видите; я протягиваю Вам руку на дружбу, я хочу с Вами дружить, но только: Да я и так обхожу Вашу комнату на сто верст! Играешь хорошо только собственные роли. Видя Вас я не могу скрыть ни смущения, ни радости.

Записные книжки

Единственное, что я могу сделать, это продолжать обходить Вашу комнату на сто верст. Когда зуб болит иногда нарочно бередишь нерв, но в конце концов вскачь к зубному врачу,— ведь не лелеешь боль! Ведь я мучилась, места себе не находила, всё бы — чего бы не?

Начинается с головы, падает на сердце, завладевает всем существом — стихи, бессонные ночи, необходимость умереть!

Анна СААКЯНЦ "ТРИ МОСКВЫ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ"

О, тягота людей дела! Знакомых и друзей — вся Москва, но ни одного кто за меня — нет, без меня! Я никому не необходима, всем приятна. Никто не знает, как мне опустошительно с людьми! С малых лет я хотела только одного: Я разборчивая невеста, и блудница.

Основа моя сейчас — безнадежность, поверхность — легкомыслие. О, я совсем не веселый человек! Вот она — кара за Восторг!

цветаева знакомых вся москва

О, я себя боюсь: Я ведь совсем не вольна над собою. С каким страхом я тысячу раз в день прислушиваюсь к себе: Изнутри, сердцевиною дала нам Марина Цветаева Москву. Дала не одну, а три. Сначала была Москва, родившаяся под пером юного, затем молодого поэта: Высыхали в небе изумрудном Капли звезд и пели петухи.

Это было в доме старом, доме чудном Чудный дом, наш дивный дом в Трехпрудном, Превратившийся теперь в стихи. Таким он предстает в этом уцелевшем отрывке отроческого стихотворения. Но мы знаем, что рядом с домом стоял тополь, который так. Под ним ютятся Наши детские вечера. Этот тополь среди акаций, Цвета пепла и серебра Небольшой дом в Трехпрудном был олицетворением цветаевской Москвы: Весной через открытое окно комнаты можно было услышать звуки шарманки, погрустить об ушедшей зиме и растаявшем катке, с которым таяла, растворялась в небытии девичья романтическая мечта Пасхальный московский день порождал в душе смутную грусть; это чувство юному поэту как бы передавал сам город, растревоженный весною.

Они ведь были неразлучны: Москва и юная Цветаева. Правда, не все было лучезарно. Иловайским отцом первой жены И. Но такой лик Москвы она не оставила нам ни в стихах, ни в прозе Сияющий день 31 мая года, когда был открыт знаменитый Музей изящных искусств на Волхонке и заветная мечта И.

«Три Москвы Марины Цветаевой»

Такому чувству, такому отношению нужен был непосредственный толчок, и он последовал. И хотя она не встретилась с ними, город на Неве был для нее освещен их именами, к которым, после единственной и недолгой встречи, присоединилось имя Михаила Кузмина.

Здесь царили блоковские метели, мгновенно кончающиеся зимние дни и длинные ночи, проходившие в бесконечном чтении стихов при свете люстр и блеске зеркал, под высоченными потолками Ибо она и Москва не устанем повторять!

Царю Петру и вам, о царь, хвала! Но выше вас, цари, колокола, Пока они гремят из синевы, Неоспоримо первенство Москвы В бессонной Москве не только в Петербурге не спят по ночам! Кто знает, были бы написаны в году стихи к Блоку, если б Цветаева не съездила в его город Если б Цветаева могла хотя бы отдаленно предположить, сколь пророческими окажутся ее слова! Рассуждая же с точки зрения судьбы: Цветаевой, после долгой разлуки, суждено было под конец жизни в Москву вернуться. Моментами поэту передавалась от города тревога: Мимо ночных башен Ох, как в ночи страшен Рев молодых солдат!.